"В память о времени и людях": Полнотекстовая база данных об Озёрске
Персоналия

вернуться назад

Н.Н. Дындыкин
В ЛАПТЯХ ЧЕРЕЗ ЛАДОГУ : Н.В. Жидков

      Обув лапти и закинув котомку с сухарями за плечи, отправился Николай Васильевич Жидков в начале января 1943 года на войну.

      Он родился 14 ноября 1925 года в селе Медаево Чимзинского района Мордовской АССР. В армию забрали со школьной скамьи. Во время урока явился исполнитель из военкомата и назвал две фамилии учеников, которые подлежат призыву. В их числе прозвучала и фамилия Жидкова.

      1 января 1943 года Николай Жидков вместе с одноклассником Василием Сивковым ожидали отправки на фронт в городе Рузаевке. Везли на Ленинградский фронт в неотапливаемых теплушках, выгрузили на станции Волховстрой. Промёрзшим новобранцам в качестве средства против обморожения вечером на лопатах подали мазь. Намазали лица смесью и в ночь группами по 50 человек отправили через Ладогу по «Дороге жизни» в сторону Ленинграда, предупредив, чтобы не садились отдыхать. Шли по узкому коридору, охраняемому автоматчиками.

      По пути встречались разбитые машины и другая техника. Вышли на мыс Осиновец, более известный по одноимённому маяку, одному из крупнейших в Европе. Из тысячи человек дошли 850 – те, кто присел отдохнуть, замёрзли.

      На товарнике довезли до станции Кушелевка. Затем пешком – до политехнического института на пункт распределения. Там новобранцам выдали американские ботинки, поставленные по ленд-лизу, и Николай Васильевич расстался со своими лаптями, сплетёнными из коры мордовской липы. Определили его вместе с одноклассником в 14-ю батарею 3-го дивизиона морского базирования, входящего в 194-й зенитно-артиллерийский полк. Перед войной полк базировался севернее Ленинграда, но в начальные дни блокады был передислоцирован непосредственно в город. На счету полка – первый сбитый самолёт люфтваффе в небе над Ленинградом.

      14-я батарея находилась на трёх баржах около стадиона имени Кирова. Николай Васильевич в заряжающие не попал: не хватало силы подавать одной рукой снаряд, весивший 15 килограммов, в казённик почти вертикального стоящего 85 мм ствола. Определили его в наводчики, а позднее он стал командиром расчёта, состоящего из семи человек.

      В среднем, чтобы сбить один самолёт противника из зенитки, надо было выпустить около 600 снарядов. Стоимость одного снаряда зенитчики по своему оценивали в одну пару хромовых сапог.

      Пикировали ли на батарею «Юнкерсы-87»? «Нет», – отвечает Николай Васильевич. Через плотный заградительный огонь самолёты противника прорывались редко, и их экипажам было, как правило, не до пике.

      Но и без пикирующих бомбардировок было страшно, особенно в начальные фронтовые дни. Многие неверующие красноармейцы крестились, когда на них сыпались осколки разорвавшихся снарядов. Дежурить расчётам приходилось круглые сутки при скудном блокадном пайке и в любую ленинградскую погоду – под дождём, под снегом, в жару и на холодном ветру.

      Полк всю блокаду находился в Ленинграде, исключая отдельные случаи привлечения его подразделений к операциям. Так, в январе 1943 года 5-й дивизион был задействован в операции по прорыву блокады, прикрывая войска 67-й армии. А 3-й дивизион дважды участвовал в освобождении Петергофа. Первая попытка, по словам Николая Жидкова, была неудачной. 19 января 1944 года, практически одновременно с прорывом блокады Ленинграда, Петергоф был освобождён. Николай Васильевич в той операции участвовал как автоматчик. После этого дивизион посадили на баржи и высадили около шалаша Ленина в Разливе. Затем подошли студебеккеры, подцепили орудия и направили в сторону Выборга.

      Пришлось отбивать несколько атак, особенно запомнилась атака немцев вместе с финнами. Били по ним прямой наводкой осколочными снарядами. Николай Васильевич был наводчиком и одновременно подносил снаряды от разбитых орудий соседних батарей. За эту расторопность товарищи позднее прозвали его «мордовской кошкой».

      После Выборга форсировали на плотах реку Вуокса. Из-за буйства реки понесли значительные потери в живой силе и технике. Вступили на территорию Финляндии в районе Ясской гидроэлектростанции. Николай Васильевич запомнил названия некоторых населённых пунктов, из которых они выбивали противника. Это хутора Перкирярви, Онтрия, Койлиярви. В одном из этих хуторов бойцы его полка и услышали весть о Победе.

      После демобилизации вернулся Николай Васильевич в родное село, но пробыл там недолго. Время было голодное, и он поехал искать работу в Ленинград. Заехал к брату в Иваново, там и остался. Работал в пожарной части радистом на автомашине. Участвовал в тушении нескольких больших пожаров, преимущественно деревянных домов, которых в Иванове было много.

      В 1951 году по вербовке оказался в Челябинске-40. Из-за повышенной секретности радиостанции на пожарные машины тогда не ставились, и Николаю Васильевичу пришлось сменить специальность. Он возглавил подразделение химической и дымовой защиты, состоящее из девяти солдат срочной службы.

      Не помню фамилии автора, утверждавшего, что война в первую очередь не бои в обороне и атаки, поражения и успехи, медали, слава и ордена. Война – это, в первую очередь, тяжёлый и изнуряющий физический труд, нередко при скудном продовольственном пайке, это бессонные ночные переходы. Фронтовики, прошедшие испытание войной, и в послевоенном восстановлении страны отличались высоким чувством долга и работоспособностью.

      Николай Жидков одним из первых приступил к ликвидации последствий аварии 1957 года, поскольку взрыв произошёл во время его дежурства. На ежегодных уборочных в подшефных совхозах Николаю Васильевичу приходилось сутками не выпускать «баранку» самосвала. Расстался он со своим самосвалом на 83-м году жизни. Это своеобразный рекорд среди профессиональных шоферов города.

      Война коснулась практически всех семей великой страны. В значительной части из них на фронт уходило по несколько человек. Семья Жидковых в этом отношении типичная. Отец Василий Яковлевич, заряжающий в артиллерийском полку на Ленинградском фронте, был ранен в 1941 году в Синявских болотах. Брат Алексей Васильевич учился в Вольском военно-авиационном училище на истребителя. Когда немцы начали наступление на Крым, курсантов отправили в пехоту на оборону Севастополя. Там Алексей Васильевич получил ранение. Все они после войны жили в Озёрске.

      Невзирая на возраст, Николай Васильевич – активный участник различных мероприятий. Без музыкального сопровождения ветеран любит исполнять песню «Ладога», с удовольствием работает в саду и водит личный автомобиль.


Источник: Дындыкин, Н. Н. В лаптях через Ладогу / Н. Н. Дындыкин // Вестник Маяка. – 2013. – 6 декабря. – С. 14. – Режим доступа: http://www.po-mayak.ru/wps/wcm/connect/mayak/site/resources/504ea9004215a8928a69dfb32a194887/VestnikM_46_2013.pdf