"В память о времени и людях": Полнотекстовая база данных об Озёрске
Персоналия

вернуться назад

Н.Н. Дындыкин
ЖИВАЯ МИШЕНЬ: А.С. СМУРАГА

      Участием в ликвидации форта № 5, составляющего с 8-ю другими 4-ю линию обороны, проходящую по старой границе города Кенигсберга, “отметил” с небольшой задержкой свой 21-й день рождения Анатолий Семёнович Смурага.       Анатолий Семёнович родился 4 апреля 1924 года в деревне Вердомич Свислочевского района Гродненской области. В 1929 году у него умер отец, а через четыре года мать. Пришлось жить в семье старшего брата. В девять лет взял в руки косу и не расстаётся с тяжёлым физическим трудом по настоящее время. На вопрос: “Какое образование успел получить до войны?” – ответил лаконично: Две “зимы”. Не до учёбы было. Осенью убирали урожай, а весной сеяли.

      В феврале 1942 года ушёл в лес к партизанам. В качестве проводника и помощника минёра участвовал в подрыве поездов. В мае того же года во время похода в деревню за продовольствием был схвачен немцами, избит и угнан в Восточную Пруссию. Поместили в лагерь близь города Эбенрода (Нестеров). Работал на фольварке (хутор), кормил скотину, доил коров, выполнял другие сельскохозяйственные работы.

      В августе 1944 года, когда подразделения 5 армии перешли границу третьего рейха, лагерь переместили под Прейсишэйлау (Багратионовск). Освободили из неволи Анатолия Семёновича 20 февраля 1945 года. Перед этим немцы выдали ему рабочую книжку, которая сыграла большую роль при его проверке работниками особого отдела 2-й гвардейской армии. Определили в 30-ю инженерно-сапёрную бригаду. Крестьянская хватка и навыки, полученные в партизанах, помогли ему за несколько дней освоить сапёрное дело и участвовать в боевых действиях.

      На вопрос: “Какие виды работ сапёра самые опасные?” – Анатолий Семёнович ответил, что самой большой опасностью было сопровождение танков через проходы в минных полях. Вот что пишет об этом Борис Баданин – начальник штаба инженерных войск Северокавказского фронта в книге “На боевых рубежах Кавказа”: “Группы сопровождения передвигаются по полю боя либо в танках (по одному сапёру на танк), либо в боевых порядках пехоты. Категорически запрещается передвижение сапёров на броне танков, вызывающее большие потери и, в конечном счете, не дающее эффекта”.

      Баданин не указывает документ, по которому запрещалось передвижение сапёров на броне. По словам Анатолия Семёновича, в Восточной Пруссии сопровождение танков сапёрами на броне было обычной практикой. На лобовую броню танка по разные стороны артиллерийского ствола сажали по сапёру. Механик-водитель видел через смотровую щель только руки сапёров с флажками. Каждый сапёр подавал сигналы, ориентируясь по соответствующей границе полосы. Наклон флажка вправо – поворот направо и соответственно влево. Вертикальное положение флажка – едем прямо.

      В ходе беседы Анатолий Семёнович подтвердил информацию, услышанную от других участников сражения в Восточной Пруссии. При взятии одного из городов солдаты обнаружили в нём большие цистерны со спиртом. Выстрелом из винтовки они пробивали стенки и пили из струи не закусывая. Некоторых из вояк при этом приходилось вытаскивать из спиртовой лужи.

      Перед штурмом Кёнигсберга 30-ю инженерно-сапёрную бригаду передали в 50-ю армию, наступающую на город-крепость с севера. Ночью 6 апреля Анатолия Семёновича с несколькими сапёрами и плотом, начинённым взрывчаткой, на верёвках спустили на воду горжевого рва форта № 5.

      Группа переправила плот на противоположный берег к железобетонной стене форта. Плыли в шинелях, но без сапог. Чтобы не создавать шума, гребли только ногами, не поднимая их на поверхность воды. Для плотного контакта плота со стеной по его периметру были размещены магнитные мины.

      Сапёры проверили надёжность “прилипания” плота к стене, подожгли бикфордов шнур и удалились восвояси. Промерзших, их отправили в баню, сделанную из порожних бочек, и только по рассказам очевидцев они слышали, как немцы, напоминающие крыс, выбирались из затопленных помещений. Это был один из фрагментов штурма форта № 5.

      После победы вся 30-я бригада строила казармы на большой лесной поляне в семи километрах от разъезда Дубосеково. Затем в окрестностях города Мценска разминировала сельскохозяйственные поля, начинённые взрывчаткой во время Курской битвы. Местами поля были сплошь усеяны человеческими костьми, и перед тем, как поставить ногу на землю, приходилось их осторожно разгребать.

      Анатолий Семёнович прожил жизнь полную испытаний, но у него навернулись слёзы на глазах, когда рассказывал, как из неразорвавшейся бомбы извлёк записку со словами: “Чем можем, тем поможем”.

      Из Орловской области батальон сапёров, в котором служил Анатолий Семёнович, перевезли на озеро Рица строить вторую дачу для Сталина (первую построили в 1939 г.). Начали строительство в ноябре 1946 года в условиях “южной ночи” (солнце в ущелье уже не заходило). Первые 10 дней спали под елью. Закончили строительство с первыми лучами солнца в апреле следующего года. Отдохнуть сапёрам от тяжёлой работы под солнцем Северного Кавказа не удалось.

      С озера Рица батальон перевезли на озеро Булдым. Вероятно, в то время появилось местное изречение: “Деньги есть – Кыштым гуляем, денег нет – Булдым сидим”. Гулять в Кыштыме долго не пришлось. Через три дня они уже копали котлован на площадке будущего завода 156. Суточная норма составляла 8 м3. Сапёры чаще её перевыполняли, натирая огромные мозоли на ладонях.

      С земляных работ Анатолий Семёнович перешёл в Уралэлектромонтаж. Прокладывал электросети на заводах 156, 20, в ЦЗЛ и в других подразделениях.

      После демобилизации в 1951 году Анатолий Семёнович, минуя одну “зиму”, поступил в 4-й класс вечерней школы. С большой теплотой он отзывается об учительнице Ольге Николаевне Прямициной, считая, что она вывела его в люди.

      После окончания 7-и классов работал электриком на городской котельной и учился в ЮУПТ. В 1952 году получил диплом по специальности “энергетик”. Затем работал мастером-электриком и мастером-энергетиком на водонасосной станции, а с 1980 по 1985 годы был на ней начальником.

      В 2010 году Анатолий Семёнович заменил старый “Москвич” на ВАЗ 2107, и ездит на нём в сад. Нередко на обратном пути заезжает к своей любимой учительнице и угощает её плодами своего труда. Несмотря на возраст, занимается в тренажёрном зале.


Источник: Дындыкин, Н.Н. Живая мишень: А.С. Смурага // Дындыкин, Н.Н. Солдатские рассказы : [воспоминания ветеранов Великой Отечественной войны, живущих в г. Озерске]. – Озёрск : [б. и.], 2012. – С. 153-160. – Режим доступа: http://www.levluzin.ru/people/nikolaj-dyndykin-kraeved-zhurnalist-gorod-ozersk-chelyabinskaya-oblast/