Сегодня: 25 июля, вторник
 Главная 
 Карта сайта 
 Архив экспозиций выставочного зала 
 Полнотекстовые базы данных 
 Виртуальные выставки 
 Знаменательные даты 
Поиск по сайту
ЦЕНТР СОЦИАЛЬНО-ЗНАЧИМОЙ ИНФОРМАЦИИ

В читальном зале Центральной городской библиотеки работает Центр социально-значимой и правовой информации



АКТУАЛЬНО


ИНТЕРНЕТ-ИЗБРАННОЕ


КОНТАКТЫ

 

Адрес:

456784 г.Озёрск Челябинской обл., ул.Советская, 8

Телефоны:

(35130) 2-46-00;
2-18-45; 2-30-79

E-mail:

libozersk@yandex.ru

Как нас найти:

Яндекс-Карты

 















 Главная / БиблиОзёрск / Библиотека рекомендует / Виртуальные выставки / 2016 / «Негромкая музыка здравого смысла…»

«Негромкая музыка здравого смысла…»

75 лет со дня рождения Сергея Довлатова

(03.09.1941 – 24.08.1990)

 

http://www.saltt.ru/photos/files/dovlatov_320x405.jpg

«Первый признак ума есть просторечие!»

А.С. Пушкин

 

«Сергей Довлатов выработал свой почерк,

который никогда не спутаешь ни с чьим.

Он пишет просто и целомудренно.

Кажется, нельзя придумать фразы,

которая была бы проще той, что создает он.

Только движение души достойно слова,

только это стоит делать искусством».

Ф. Искандер

 

«Читая книги Сергея Довлатова, удивляешься,

до чего же стремительным, непредсказуемым

и увлекательным может выглядеть на бумаге

повседневное бытие».

В.  Уфлянд

 

 

Сергей Донатович Довлатов родился 3 сентября 1941 года в Уфе, в семье театрального режиссера Д. И. Мечика. С 1944 года жил в Ленинграде. В 1959 году поступил на филологический факультет Ленинградского университета (финский язык), который ему пришлось покинуть после двух с половиной лет обучения.

С 1962 по 1965 год служил в армии, в системе охраны исправительно-трудовых лагерей на севере Коми АССР. После демобилизации Довлатов поступил на факультет журналистики, работал журналистом в заводской многотиражке, начал писать рассказы. Одно время работал секретарем у В.Пановой.

 

 

Картинка 14 из 2885

В 1972-1976 гг. жил в Таллинне, работал корреспондентом таллинской газеты "Советская Эстония", экскурсоводом в Пушкинском заповеднике в Михайловском.

 В 1976 г. вернулся в Ленинград. Работал в журнале "Костер".  Писал прозу, но из многочисленных попыток напечататься в советских журналах ничего не вышло. Набор его первой книги был уничтожен по распоряжению КГБ.

С конца 60-х Довлатов публикуется в самиздате, а в 1976 году некоторые его рассказы были опубликованы на Западе в журналах "Континент", "Время и мы", за что он был исключен из Союза журналистов СССР.

 

 

В 1978 году из-за преследования властей Довлатов эмигрировал в Вену, а затем переселился в Нью-Йорк, где издавал "лихую" либеральную эмигрантскую газету "Новый американец". Одна за другой выходят книги его прозы — "Невидимая книга" (1978), "Соло на ундервуде" (1980), повести "Компромисс" (1981), "Зона" (1982), "Заповедник" (1983), "Наши" (1983) и др. К середине 80-х годов добился большого читательского успеха, печатался в престижном журнале "New-Yorker".

За двенадцать лет жизни в эмиграции издал двенадцать книг, которые выходили в США и Европе. В СССР писателя знали по самиздату и авторской передаче на радио "Свобода".

В основе всех произведений Довлатова – факты и события из биографии писателя.

«Зона» – записки лагерного надзирателя, которым Довлатов служил в армии.

«Компромисс» – история эстонского периода жизни Довлатова, его впечатления от работы журналистом.

«Заповедник» – претворенный в горькое и ироничное повествование опыт работы экскурсоводом в Пушкинских Горах.

«Наши» – семейный эпос Довлатовых.

«Чемодан» – книга о вывезенном за границу житейском скарбе, воспоминания о ленинградской юности.

«Ремесло» – заметки «литературного неудачника».

 

 

Однако книги Довлатова не документальны, созданный в них жанр писатель называл «псевдодокументалистикой». Цель Довлатова не документальность, а «ощущение реальности», узнаваемости описанных ситуаций в творчески созданном выразительном «документе». В своих новеллах Довлатов точно передает стиль жизни и мироощущение поколения 1960-х годов, атмосферу богемных собраний на ленинградских и московских кухнях, абсурд советской действительности, мытарства русских эмигрантов в Америке.

Свою позицию в литературе Довлатов определял как позицию рассказчика, избегая называть себя писателем: «Рассказчик говорит о том, как живут люди. Прозаик – о том, как должны жить люди. Писатель – о том, ради чего живут люди». Становясь рассказчиком, Довлатов порывает с обиходной традицией, уклоняется от решения нравственно-этических задач, обязательных для русского литератора.

 

 

В одном из своих интервью он говорит: «Подобно философии, русская литература брала на себя интеллектуальную трактовку окружающего мира… И, подобно религии, она брала на себя духовное, нравственное воспитание народа. Мне же всегда в литературе импонировало то, что является непосредственно литературой, т.е. некоторое количество текста, который повергает нас либо в печаль, либо вызывает ощущение радости».

Попытка навязать слову идейную функцию, по Довлатову, оборачивается тем, что «слова громоздятся неосязаемые, как тень от пустой бутылки». Для автора драгоценен сам процесс рассказывания – удовольствие от «некоторого количества текста».

 

 

Отсюда декларируемое Довлатовым предпочтение литературы американской литературе русской, Фолкнера и Хемингуэя – Достоевскому и Толстому. Опираясь на традицию американской литературы, Довлатов объединял свои новеллы в циклы, в которых каждая отдельно взятая история, включаясь в целое, оставалась самостоятельной. Циклы могли дополняться, видоизменяться, расширяться, приобретать новые оттенки.

 

 

Нравственный смысл своих произведений Довлатов видел в восстановлении нормы. «Я пытаюсь вызвать у читателя ощущение нормы. Одним из серьезных ощущений, связанных с нашим временем, стало ощущение надвигающегося абсурда, когда безумие становится более или менее нормальным явлением», – говорил Довлатов в интервью американскому исследователю русской литературы Джону Глэду.

Изображая в своих произведениях случайное, произвольное и нелепое, Довлатов касался абсурдных ситуаций не из любви к абсурду. При всей нелепости окружающей действительности герой Довлатова не утрачивает чувства нормального, естественного, гармоничного.

 

 

Стремлением «восстановить норму» порожден стиль и язык Довлатова. Довлатов – писатель-минималист, мастер сверхкороткой формы: рассказа, бытовой зарисовки, анекдота, афоризма. Стилю Довлатова присущ лаконизм, внимание к художественной детали, живая разговорная интонация. Характеры героев, как правило, раскрываются в виртуозно построенных диалогах, которые в прозе Довлатова преобладают над драматическими коллизиями.

Довлатов любил повторять: «Сложное в литературе доступнее простого».  Ясность, простота довлатовского высказывания – плод громадного мастерства, тщательной словесной выделки. Кропотливая работа Довлатова над каждой, на первый взгляд банальной, фразой позволила эссеистам и критикам П. Вайлю и А. Генису назвать его «трубадуром отточенной банальности».

Обладая беспощадным зрением, Довлатов избегал выносить приговор своим героям, давать этическую оценку человеческим поступкам и отношениям. В художественном мире Довлатова охранник и заключенный, злодей и праведник уравнены в правах. Зло в художественной системе писателя порождено общим трагическим течением жизни, ходом вещей.  Главная эмоция рассказчика – снисходительность: «По отношению к друзьям мною владели сарказм, любовь и жалость. Но в первую очередь – любовь», – пишет он в Ремесле.

В писательской манере Довлатова абсурдное и смешное, трагическое и комическое, ирония и юмор тесно переплетены. По словам литературоведа А.Арьева, художественная мысль Довлатова – «рассказать, как странно живут люди – то печально смеясь, то смешно печалясь».

Сергей Довлатов умер 24 августа 1990 года в Нью-Йорке от сердечной недостаточности. Похоронен на кладбище Маунт Хеброн.

Через пять дней после смерти Довлатова в России была сдана в набор его книга Заповедник, ставшая первым значительным произведения писателя, изданным на родине.

Сегодня проза Довлатова переведена на основные европейские и японский языки.

Иосиф Бродский  писал о творчестве Довлатова: «Читать его легко. Он как бы не требует к себе внимания, не настаивает на своих умозаключениях или наблюдениях над человеческой природой, не навязывает себя читателю. Я проглатывал его книги в среднем за три-четыре часа непрерывного чтения: потому что именно от этой ненавязчивости его тона трудно было оторваться. Неизменная реакция на его рассказы и повести – признательность за отсутствие претензий, за трезвость взгляда на вещи, за эту негромкую музыку здравого смысла, звучащую в любом его абзаце. Тон его речи воспитывает в читателе сдержанность и действует отрезвляюще: вы становитесь им, и это лучшая терапия, которая может быть предложена современнику, не говоря – потомку».

 

Использованы материалы

из электронной энциклопедии «Кругосвет»

 

 

Интернет-ресурсы

 

http://www.sergeidovlatov.com/   – Сергей Довлатов. Жизни и творчеству писателя посвящается… Биография и автобиография. Произведения, статьи, письма и выступления, рисунки, статьи и воспоминания о писателе.

 

http://www.dovlatov.org.ru/   – Сергей Довлатов. Биография, произведения, статьи о писателе.

 

http://sergeydovlatov.ru/ Сергей Довлатов: биография, произведения, афоризмы

 

С. Довлатов в Википедии

 

С. Довлатов в Библиотеке Мошкова

 

С. Довлатов в проекте Либрусек

 

С. Довлатов в электронной энциклопедии «Кругосвет»

 

С. Довлатов в проекте «Люди»

 

С. Довлатов на сайте Library.ru  

 

С. Довлатов в проекте «Чтобы помнили»

 

С. Довлатов в проекте «Кроссворд-кафе» 

 

Группа в ВКонтакте

 


Страницы:
© 2008-2013 Муниципальное казённое учреждение культуры Озёрского городского округа
"Централизованная библиотечная система"
При использовании материалов, полученных с данного сайта, указание источника является обязательным
Разработано
студией "Идея"